04 ОктЗАЧЕМ НАПОЛЕОНУ РОССИЯ?


Пока я собираюсь с мыслями и материалом по поводу сказки о Салтане, хочу поделиться статьей, на которую давно обратила внимание. Действительно, зачем? Мысли автора мне понравились. Как обычно, я немного сокращу ее и структурирую, для читабельности.

Итак, предоставляю слово Сергею Лексутову, Омск, 2003 год.

Собирался ли Кутузов побеждать Наполеона? Любой грамотный пехотный лейтенант, если вдумчиво прочтет в учебнике истории о войне двенадцатого года, тут же углядит массу нелепостей и несообразностей в поведении Кутузова, и вообще, в ведении им войны. Мне возразят, что пехотному лейтенанту не дано постичь величие замыслов великого полководца! Помилуйте, господа! Только из грамотных лейтенантов вырастают великие полководцы! Малограмотные — вылетают в отставку в чинах майорских. Сам Кутузов начинал лейтенантом у Суворова, да и воевал он с бывшим артиллерийским лейтенантом Бонапартом, который вроде бы дослужился только до полковника, а потом присвоил сам себе титул императора, и дальше карабкаться по служебной лестнице ему стало вроде как и не к чему. Так что, давайте отбросим ложную скромность, и поглядим на кампанию двенадцатого года взглядом грамотного пехотного лейтенанта.

НЕУЖЕЛИ НАПОЛЕОН НАДЕЯЛСЯ ЗАВОЕВАТЬ РОССИЮ?

Еще Фридрих Великий высказал здравую мысль, что победить Россию в войне, тем более на ее территории, невозможно. Наполеон не мог не знать мнения своего великого предшественника, да и сам был нехилым полководцем; мог и сам додуматься. В конце девятнадцатого века Бисмарк только подтвердил общепринятое мнение, что завоевать Россию невозможно. Хотя уже и имело место позорное поражение в крымской войне. Поражение, но не завоевание! Крым-то у России не отняли. К тому же, поражение это обернулось победой: в 1853 году был затоплен старый деревянный флот, а вскоре на Черном море появился военный флот из новейших паровых кораблей.

В учебнике истории проскальзывает версия. Будто бы Наполеон собрался идти на Индию через территорию России, Среднюю Азию и Гиндукуш… Но как преодолеть этот маршрут полумиллионной армии, в которой основное средство передвижения и тягловая сила – лошади? Для такой массы лошадей на многих отрезках пути просто невозможно было бы найти фураж и воду. Как наполеоновские фуражиры надеялись снабжать армию за сотни километров?

К тому же для захвата Индии не нужны были все наличные силы. Англичане не держали в Индии больших сил, а отряды сипаев при первом же появлении французов, с радостными воплями кинулись бы в их объятия. О надежности отрядов сипаев говорит хотя бы тот факт, что в середине просвещенного девятнадцатого века англичане расстреливали восставших сипаев посредством привязывания их к жерлам пушек, для вящего устрашения оставшихся в живых. Да и не за чем далеко ходить: Наполеон был кумиром поголовно всех русских офицеров и молодых дворян. Чего уж говорить об индийцах, которые спали и видели, как бы освободиться от проклятых англичан! Достаточно было экспедиционного корпуса численностью десять-двадцать тысяч человек.

О ЧЕМ БЕСЕДОВАЛИ ЦАРИ В ТИЛЬЗИТЕ?

Протоколы, как известно, не велись. Беседовали наедине. Возможно, разгадка «русского похода» в Тильзите? Может быть, имел место примитивный сговор? А потом, когда Наполеон вторгся в Россию, Александр чего-то испугался и вульгарно «передумал»? А может, забоялся раньше, и Наполеон своим вторжением надеялся его все же подвигнуть на какую-то совместную акцию, о которой договорились в Тильзите? Не зря же, за пару лет до вторжения, когда французский посол уламывал Александра присоединиться к континентальной блокаде Англии и грозил войной, Александр безмятежно бросил, что войны не боится, и будет отступать хоть до Камчатки. Наполеон не мог не знать, что победить Россию невозможно, но она ему была крайне необходима не побежденной, а в виде союзницы. К двенадцатому году он понял, что без России Англию не одолеть и поставил все на карту. И проиграл. Скорее всего, сыграло роль врожденное коварство Александра. Не стоит сбрасывать со счетов, что он был отцеубийцей. Это многое говорит о характере человека. Достоин удивления и факт убийства императора Павла. Со смерти Екатерины второй прошло уже достаточно много лет, дележка теплых мест закончилась, все устоялось, и вдруг… Как водится в России, задним числом на покойного императора всех собак свешали. И слабоумным-то он был, и алкоголиком, и поклонником Фридриха. Во-первых, не слишком ли много слабоумных императоров для многострадальной России? Петр третий, оказывается, тоже был и слабоумным, и алкоголиком, и поклонником Фридриха… А кому, как не Фридриху поклоняться?! Величайшему полководцу восемнадцатого века, создавшему лучшую армию в Европе! На мой взгляд, если повнимательнее присмотреться, за спинами гвардейцев, душивших императора шарфом, и бивших по голове табакеркой, должен маячить некто, с английской фамилией, а в карманах гвардейцев наверняка звенело английское золото. В самом деле, объективных причин для переворота не было, их потом придумали, задним числом. Была только одна причина: Павел первый тяготел к союзу с Наполеоном. Не столь уж и безумная идея. Если подумать, от союза с Наполеоном Россия получала массу выгод. А вот как только она начинала тяготеть к Англии, тут же на нее сваливались всякие напасти. (Последняя, и самая жестокая напасть, это вступление в войну 1914 года на стороне Англии и за английские интересы, и последовавшая затем революция.) А Россия Англии была жизненно необходима! Об этом мало кто задумывается, но в конце восемнадцатого, начале девятнадцатого века российская древесина была для Англии стратегическим сырьем; весь английский флот от киля, до верхушек мачт был построен из русской сосны! К концу восемнадцатого века Англия лишилась почти всех своих источников древесины. Колония на американском континенте превратилась в Соединенные Штаты, и стала злейшим врагом своей метрополии. И канадская древесина была недоступна по той же причине — Канада целиком и полностью принадлежала Франции, исконному врагу Англии. Древесина, произрастающая в Индии, мало пригодна для строительства корабельных корпусов. Для этого нужны хвойные породы. А хвойные там произрастают в малодоступных высокогорьях Гималаев в очень небольших количествах. Так что, не от хорошей жизни именно в Англии впервые в мире корпуса кораблей начали впоследствии делать из стали. Благодаря этому Англия избавилась от необходимости закупать лес в России для строительства кораблей. Потому и посмела вступить в войну с Россией в 1853 году. Теперь вернемся к Наполеону.

ФАКТЫ И ЧИСЛА

В учебнике истории, рекомендованном для исторических факультетов пединститутов, — «История СССР с древнейших времен до 1861 года», (издательство «Просвещение» 1983 год) — черным по белому написано, что границу России перешли шестьсот тысяч наполеоновских солдат и офицеров. До Бородина дошли 130000 — 135000. Потери составили около 150000. Прочитав столь сногсшибательное сообщение, я заподозрил, что у господ историков не ладно с арифметикой, а потом сообразил, что историки не шибко задумываются о смысле попавшего им в руки первоисточника. Итак, сложив столбиком два числа, получаем — 280000 человек. Спрашивается, куда делись остальные 320000 солдат и офицеров? Потерялись на просторах России?

Хорошо известно, что Наполеон нигде не оставлял крупных гарнизонов, просто, не было надобности — все боеспособные русские войска отступали к Москве. Стояли гарнизоны в Екабпилсе, Вильнюсе, Волоковыске, Минске, Борисове, Могилеве, Орше, Витебске и Смоленске, но не 320000 человек! Если бы это было так, то отступающая наполеоновская армия, подобно снежному кому намотала бы их на себя, и к Березине вышло бы не 30000 человек, а все 300 000! Однако этого не произошло. Если все эти исчезнувшие, плюс, зафиксированные потери, и есть истинные потери наполеоновской армии, то это означает, что потери составили 80% личного состава. Для любой армии это катастрофа, равноценная полному разгрому. Да, в общем-то, и 60% потерь — тоже равносильно катастрофе. Не проще ли предположить, что численность наполеоновской армии и была 280000 человек? Или даже меньше. Если судить по соотношению потерь, то получается тысяч двести тридцать. Две действовавшие русские армии имели общую численность 200000 человек. К Бородину вышли 120000. (В некоторых документах упоминается цифра — 157 000 человек). Наполеон, естественно, должен был нести большие потери, потому как наступающая армия всегда несет большие потери. Для чего была преувеличена численность наполеоновской армии более чем в два раза? И кем? Возможно даже и самим Кутузовым. Ведь считается, что он был прилежным учеником Суворова. Известно, что после штурма Измаила, один из офицеров спросил полководца, сколько в реляции указать убитых турок? На что Суворов с присущим ему юмором ответил: «Басурманов нечего жалеть, пиши больше…» Вот и явилось миру столь совершенное, столь округлое число — 100000. Хотя, возможно это взято из анекдотов о Суворове — как в Измаиле вообще могли бы разместиться столько народу? А может уже потом, долгое время спустя после войны, кто-то, чтобы выпятить гениальность Кутузова, преувеличил численность наполеоновской армии? Сия загадка стоит в ряду прочих загадок, связанных с личностью Кутузова.

Далее, в том же учебнике читаем, что на Бородинском поле погибло 50000 наполеоновских солдат. 130000 минус 50000 получается 80000. И вдруг дальше читаем, что из Москвы отступает уже 100000 французов, и за ними едут 40000 повозок с награбленным добром. Откуда взялись еще 60000 солдат, если Наполеон не получал подкреплений из Франции, да и дороги на Москву были перерезаны русскими войсками, если предположить, что подтянулись отставшие? Допустим, что на повозках с награбленным добром возницами сидели русские пленные, в таком случае все равно на каждую повозку необходимо было посадить хотя бы по одному солдату с ружьем. Потому как русский возница, пользуясь неразберихой отступления, мог в любой подходящий момент свернуть налево, и через пять-шесть верст оказаться в расположении русских войск. Да-а… Не худо бы господам историкам определиться, с этими кудесниками, наполеоновскими солдатами… То исчезают неведомо куда сотнями тысяч, то появляются неведомо откуда десятками тысяч…

Скорее всего, сорок тысяч повозок с награбленным, такой же миф, что и шестьсот тысяч солдат, перешедших границу России. Наполеоновские солдаты просто не успели бы ничего награбить. Дело в том, что имеется много свидетельств, что Москва загорелась со всех концов еще до вступления в нее французов. Потому они и кинулись вылавливать поджигателей; ведь эти злыдни сжигали их зимние квартиры!

ЗАЧЕМ БИЛИСЬ ПОД  БОРОДИНО?

До прибытия Кутузова в армию война шла без странностей, своим чередом — широко растянутые вдоль границы три русские армии постепенно стягивались к направлению главного удара Наполеона.

Кстати, откуда следует вывод о бездарности Барклая де Толли? Армии были разбросаны на большом пространстве не по его приказу, а наличными силами он мог вести лишь арьергардные бои. Как только стянулось достаточно сил для сражения, Барклай и решил его дать у Царева Займища. Что делает Кутузов? А он уводит армию с обустроенных позиций Царева Займища и ведет ее на Бородино, мотивируя это тем, что сил пока недостаточно. За те несколько дней, что армия шла к Бородину, подкрепления еще физически не могли бы подойти! После изнурительного марша, армия всю ночь напролет перед сражением строит укрепления. Полное впечатление, что Кутузов сознательно снижает боеспособность своей армии!

Воля ваша, господа, но с точки зрения пехотного лейтенанта, русские войска на Бородинском поле расположены весьма и весьма странно! Во-первых, что делает сорокатысячный корпус Барклая, стоящий далеко в тылу за правым флангом, на берегу речки Колочи с обрывистыми берегами? А ничего не делает! Так и не двинулся никуда за все время сражения. Так же никуда не двинулся двадцатитысячный резерв, стоявший у села Татариново. Только эпизодически посылались небольшие отряды то на Багратионовы флеши, то на батарею Раевского. Основные силы французов перемалывались только на батарее Раевского! Бездействие корпуса Барклая можно объяснить лишь одним: он прикрывал Горки, где была ставка Кутузова, и должен был прикрыть возможное бегство полководца. Больше ничем нельзя объяснить это странное и бессмысленное стояние сорока тысяч русских солдат! Фланговый удар через речку Колочу, ни один нормальный полководец не стал бы наносить — для кавалерии эта речушка была неплохой ловушкой, а атака пехоты была бы неэффективной: обороняющиеся просто сбрасывали бы штыками с высокого берега атакующие цепи.

Итогом Бородинского сражения стало то, что по живой силе русские и французы сравнялись. Но! У русских на полсотню пушек больше, а это ощутимое преимущество. Но Кутузов решает сдать Москву. В таком случае, чем вообще объяснить бойню, устроенную им на Бородинском поле? Ведь его лейтмотив, — любой ценой сохранить армию, — растиражирован во всех учебниках и во всех художественных произведениях о кампании двенадцатого года. Если уж он так хотел сохранить армию, незачем было гробить сорок четыре тысячи солдат и офицеров. Нужно было сразу сдать Москву, перерезать дороги, тем более в окрестных городах уже стояли многотысячные отряды народного ополчения (в учебнике истории проскальзывает цифра — 300000 человек), и спокойно ждать. Через месяц Наполеон запросил бы мира, через два — сдался бы вообще безоговорочно.

ТАКТИКА ИЛИ ПРЕСТУПЛЕНИЕ?

Во всей кампании единственным логически обоснованным маневром был Тарутинский маневр Кутузова. Но откуда он знал, что Наполеон не пойдет на Санкт-Петербург, до которого всего-то какая-то неделя верхами? Столицу прикрывают всего-то несколько полков дворцовой гвардии, зажравшейся и давно разложившейся, сто лет не нюхавшей пороху!

Итак, сидят Наполеон — в Москве, Кутузов — в Тарутине. Только наполеоновские солдаты уже голодают, а к Кутузову непрерывно подходят подкрепления, и уже к концу сентября его армия насчитывает 240000 человек. В таком случае, чего ждет великий полководец?! Имея в наличии более полумиллиона солдат, пусть даже половина их — крестьяне с топорами, и помещики с охотничьими ружьями, против восьмидесяти тысяч французов, он мог бы попросту обложить Москву со всех сторон. При таком раскладе Наполеон ни за что бы не решился на прорыв.

Следующая странность ведения войны Кутузовым: при наличие многочисленных казачьих соединений, почему-то из Москвы и в Москву беспрепятственно шныряют Наполеоновские курьеры. Наполеон «скрытно» выступает из Москвы и шесть дней движется к Малоярославцу, а Кутузов даже об этом не знает! Что это? Плохо поставленная разведка? Бездарность, или преступный умысел? Далее следует напряженное сражение за Малоярославец. Кутузов не мог не понимать важности Малоярославца, и, тем не менее, скупо посылает к нему небольшие отряды, в результате чего город семь раз переходит из рук в руки. Что мешало Кутузову, имея троекратное численное превосходство, сразу послать к Малоярославцу группировку, достаточную для надежного перекрытия пути отхода Наполеона?! Что маскирует героизм русских солдат под Малоярославцем; бездарность полководца, или преступный умысел?

Отчаявшись прорваться на Калужскую дорогу, Наполеон покидает армию, и в сопровождении нескольких кавалеристов беспрепятственно едет по враждебной стране к границе. Где Денис Давыдов? Где еще три или четыре партизанских отряда, сформированных из солдат и офицеров регулярной армии? Где казаки, которые черта выследят и голыми руками изловят? Впрочем, в учебниках главенствует другая версия: будто бы Наполеон покинул свою армию лишь под Вильно. Сомнительно… Скорее всего, это реверанс в сторону Наполеона.

В самом деле, что делать императору в разгромленной, отступающей армии? Руководить отступлением могут и генералы. Дальше умирающая от голода, лишенная боеприпасов, бросающая пушки, по причине съедения коней, французская армия тащится к границе, а Кутузов буквально за штаны держит своих генералов, которые рвутся хотя бы из милосердия пленить умирающих французов. Что стало с прилежным учеником Суворова? Гениальный Учитель с присущим ему лаконизмом говорил: — «Окружение — победа!»

Сам Кутузов шлет в Санкт-Петербург реляции о кровопролитных арьергардных сражениях. Помилуйте, господа! Очевидцы утверждают, что французы тысячами гонялись за русскими офицерами, с одной единственной целью — сдаться в плен! Потому как крестьянам-партизанам было лучше не попадаться — порубят в капусту топорами без всяких разговоров! В учебнике истории тоже писано о кровопролитных сражениях. Уж туда это утверждение могло залететь только из реляций Кутузова! Итак, под Смоленском французов было уже 60000. Вы не забыли, что русских — 240000? И подкрепления все подходят? Чего ждет великий полководец, имея четырехкратное превосходство? К Березине вышло 40000 французов, и, тем не менее, тридцать тысяч их сумели переправиться. И Россия получила еще два года войны в Европе. Потому как уже через два месяца Наполеон стоял во главе трехсоттысячной армии. Воля ваша, господа, но будь я на месте императора Александра, назначил бы следственную комиссию, и подверг Кутузова суду военного трибунала!

ГЕНИЙ КУТУЗОВА

Однако Александр не назначил, и не подверг… Почему? Только по одной причине: столь явное нежелание победить Наполеона, было волей самого императора! Александр не хотел побеждать Наполеона. А Кутузов, как опытный царедворец, чутко угадал волю императора, и почти блестяще исполнил ее; да так, что почти никто не догадался об этом. В благодарность Александр сделал его великим и гениальным. А по сути, полковником при Суворове он был хорош, но фельдмаршалом при самом себе — не потянул. Да и генералы своим героизмом здорово подгадили, чуть было не победили Наполеона; все эти Ермоловы, Раевские, Дохтуровы, Багратионы, Милорадовичи… Не зря же их потом раскидали командовать захолустными корпусами. Кроме Милорадовича. Но Милорадович был простой лихой рубака, и пролить свет на странности ведения кампании двенадцатого года в принципе не мог. Возможно, Александр видел свою выгоду в том, чтобы Европа бесконечно воевала с Наполеоном, а Россия бы то присоединялась к антинаполеоновской коалиции, то присоединялась бы к континентальной блокаде.

Несомненно одно — Александр победными фанфарами замаскировал какую-то свою грязненькую политическую игру. А возвеличив Кутузова, превратив его в этакую священную корову, окончательно заслонился им. Вряд ли мы когда-либо узнаем, что это был за сговор, из-за которого Наполеон поставил на карту все… Хотя, опытный историк, хорошо умеющий работать с документами, разбирающийся в политических реалиях первого десятилетия девятнадцатого века мог бы и вычислить. Сомнительно, что кто-то взялся бы за это; слишком уж много всего понаписано о войне и гениальности Кутузова. Хоть историки и признают, что Кутузов был еще и «гениальный» подхалим и лизоблюд, но почему-то не сомневаются в его гениальности, как полководца. Хотя, это само по себе сомнительно, что подхалим и лизоблюд вдруг переродился и стал великим полководцем. Косвенным подтверждением того, что Кутузов — дутая фигура является хотя бы то, что ни его генералы, ни последующие русские офицеры, вплоть до 1917 года вообще ничего не говорили о Кутузове! Ни хорошего, ни плохого, и уж тем более, никто не набивался к нему в ученики. Возможно, они знали о Кутузове нечто такое, от чего историки открещиваются, как черт от ладана?(Неплохое выражение; черт, и открещивается…) Но русские офицеры помалкивали либо блюдя свою офицерскую честь; не хотели мараться, либо по какой еще причине. Но лично мне непонятно, почему боевой офицер, участник Крымской войны, Лев Николаевич Толстой, несомненно, знавший о грязненькой подоплеке Кутузовской «гениальности», встал на официальную точку зрения, и Кутузов у него выведен этаким народным героем?.. Впрочем, психологически это объяснить можно: уже к середине девятнадцатого века сформировалась этакая глобальная романтическая эпохальная легенда о Великой Победе, воспет и высочайший патриотический порыв русского народа. По-видимому, Толстой посчитал, что не вправе разрушать столь грандиозную и красивую легенду, но считал себя и не вправе не написать о народе в войне двенадцатого года. О мотивах Толстого теперь можно только гадать… Если до 1917 года возвеличиванием Кутузова занимались придворные летописцы и ангажированные историки, а военные вообще, хранили гордое молчание, то после семнадцатого года, и особенно в годы Великой Отечественной, за дело взялись большевики. Видать понравился этакий народный герой, выписанный Львом Толстым, потому как сусальный образ Кутузова нисколько не похож на реального Кутузова, каким его описывают современники.

БОЛЬШАЯ ИГРА, ПОЧТИ ПО КИПЛИНГУ

Размышляя над нелепыми телодвижениями великого Бонапарта, и «гениального» царедворца Кутузова, я пришел к выводу, что с точки зрения официальной истории невозможно объяснить внезапное помешательство первого и явный саботаж второго. Но все становится на свои места, если предположить, что Александр еще в Тильзите обещал не препятствовать проходу на Индию экспедиционного корпуса через территорию России. Но потом проанглийская клика при дворе надавила на него, и чтобы не получить по голове табакеркой, или чем еще поувесистее, он сдался. Послав в войска прожженного царедворца и правоверного англомана, Александр надежно обеспечил соблюдение английских интересов. А сам, чтобы не потерять лицо и не остаться в истории английским холуем, устранился от управления армией, но волю свою Кутузову успел высказать, или выказать, или намекнуть: Наполеон в любом случае должен уйти из России живым.

Тогда становится понятной и бойня на Бородинском поле, и прочие странности. Во-первых, несмотря на явную угрозу вторжения, русские армии никто не озаботился стянуть к направлению главного удара Наполеона, они до самого вторжения так и стояли, растянувшись вдоль всей западной границы России. Бонапарт, вероятнее всего, планировал скорым маршем достичь Москвы, и сразу же выслать экспедиционный корпус по рязанской дороге в сторону Астрахани, а главными силами сковать возможное преследование этого корпуса русскими войсками. Возможно, он даже не ожидал какого-либо сопротивления со стороны русских войск. Помните, фразу Александра? «Войны я не боюсь, и буду отступать хоть до Камчатки…»

Наполеон вторгся в Россию с не слишком большими силами, но и не маленькими, чтобы война не выглядела опереточной. Понятно, почему Кутузов не вводил в бой на Бородинском поле чуть ли не половину своей армии — он хотел исключить малейшую возможность прохода экспедиционного корпуса. Москва была сожжена, скорее всего, по прямому приказу Кутузова. Ведь отдохнув в Москве, Наполеон мог либо послать все же экспедиционный корпус на юго-восток, либо прорываться туда со всеми остатками армии. Видимо Кутузов до последнего момента и ждал подобного маневра Наполеона. Потому и расположился в Тарутине, а не в Малоярославце. Потому и движение армии Наполеона на Малоярославец стало для Кутузова полнейшей неожиданностью.

Сидение Кутузова в Тарутине малообъяснимо с точки зрения общепринятой версии, но вот если он ожидал прорыва Наполеона на юго-восток, тогда это становится вполне логичным. Кутузов намеревался пропустить армию Наполеона мимо себя по Рязанской дороге, а затем ударом с тыла уничтожить. Ну, а если бы Наполеон послал экспедиционный корпус, а сам с главными силами попытался бы сковать русскую армию, получилось бы еще лучше: фланговым ударом Кутузов отсек бы экспедиционный корпус от главных сил, сковал бы их, а уж с экспедиционным корпусом справилась бы и парочка казачьих дивизий: порубали бы их постепенно на долгом пути через степи.

Получает логическое объяснение и единственный решительный жест Кутузова за все время сидения в Тарутине — это приказ о разгроме конницы Мюрата. Да и то Кутузова долго и упорно уговаривали генералы, доказывали необходимость разгрома кавалерии. С чего бы это? Именно кавалерии? А не всей армии? И больше всех суетился некто Бенигсен. Очень уж его фамилия смахивает на английскую… (Он, кстати, и громил потом корпус Мюрата.) Да просто без конницы рейд на Индию становился абсолютно невозможным!

Кстати, на Березине наполеоновская армия все же была обложена двумя корпусами, и замкнуть кольцо окружения должен был третий корпус, который опоздал, чем французы и воспользовались. А командовал опоздавшим корпусом лично великий полководец Михаил Илларионович Кутузов!

Придя к этим выводам, я, признаться, зауважал Кутузова! Это ж каким надо быть ловкачом, чтобы совершить эдакий пируэт: и интересы Англии соблюл, не пропустил экспедиционный корпус на Индию, и тайную волю императора исполнил!

С прискорбием приходится констатировать, что Отечественная война двенадцатого года, была вовсе не отечественной, а реки русской крови были пролиты за английский интерес. Потому что все выгоды от разгрома Наполеона получила только Англия, а Европа с Россией остались при своем интересе. Наполеон вообще бы не вторгался в Россию, сохраняй Александр твердую и ясную позицию. Но он крутил-вертел, юлил и лавировал, вел грязненькую политическую игру, а потом сотворил гигантскую дутую фигуру «великого» полководца и заслонился ею на века.

Источник:

http://zhurnal.lib.ru/l/leksutow_s_w/mikutuzow.shtml

Получать обновления:



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

:) :-( more »