28 АпрЖЕГЛОВ ПРОТИВ ХОДОРКОВСКОГО?


Между хеттами, «для легкого чтения», как говорила Гермиона, я взяла Вайнеров «Эра милосердия». Про Жеглова с Шараповым и «Черной кошкой». Я роман не читала, а фильм, как все смотрела. Ни единожды. Я очень спокойно отношусь к творчеству господина С.Говорухина. Но «Место встречи изменить нельзя» меня притягивал. Качественный триллер. Афористичные фразы, рельефные характеры действующих лиц, замечательные актеры, накал страстей, атмосфера эпохи…

Роман оказался совсем о другом! Погони, драки, стрельба, преступная банда, убийства, доблестный МУР, «черная кошка», любовь, дружба, happy-end… У Вайнеров это все декорации. Потому что «Эра милосердия» — это не триллер. Экшеновский фон выбран не случайно. Для авторов очень важно поставить философский, но тем ни менее актуальный вопрос, и помочь читателю найти ответ на него именно в контексте деятельности правоохранительных органов. Оправдывает ли цель средства? Авторы дают два подхода к следственной работе. И, несмотря на то, что у Вайнеров редко бывает одноплановые персонажи, подходы эти диаметрально противоположны.

Жеглов — личность однозначная, и чем дальше, тем больше. Шарапову с ним не по пути. Все дело в том, что даже ради святой борьбы со злом, его методы мало чем отличаются от методов преступников, с которыми он борется. На таком фундаменте может вырасти только новое озлобленное поколение. И борьбе этой не будет конца. Потому что в любой борьбе кто-то должен быть милосерднее, человечнее и праведней. Уж мы-то это знаем, по войне в Чечне, например. И здесь очень к месту банальность, о том, что чисто не там, где убирают. А там, где не сорят. То есть шараповские принципы, который у Вайнеров не юнец-комсомолец, наивный, молодой и добрый. А человечище, прошедший через ад штрафрот. Ротный! Да не просто ротный, а тот, которого подчиненные, зэки и политические, уважают. Да так уважают, что погибают, а не сдают. Оказывается, даже в нечеловеческих условиях можно не только оставаться Человеком, но еще и в других вселять надежду.

Шарапов в романе очень глубокий, Жеглов очень поверхностный и … неприятный. Завистливый, бестактный, рисующийся… недобрый, несмотря на отданные продуктовые карточки и прочее. И это даже не мое мнение. Варе Синичкиной он тоже не нравится, да и ребятам из группы… не всегда. Не говоря уже о Груздеве. В романе нет слова «репрессии». Герои живут в счастливой советской действительности, прерванной кровавой войной, перед которой, кстати, как говорит начальник Управления «мы официально и абсолютно справедливо объявили об уничтожении в стране организованной преступности…» Сатирики Вайнеры! А теперь вот новая война… с вновь появившейся преступностью. Только почему же борцов за счастье народное так недолюбливает интеллигент Груздев — микробиолог, доктор, порядочнейший человек? От этих людей он ожидает всего что угодно, и не ошибается. В фильме Юрский выглядит неприятным озлобленным человеком. И он даже жалость не вызывает. И фраза Жеглова о нем, что наказание без вины не бывает — надо было со своими женщинами разобраться, — не режет слух, разум и совесть. По фильму Груздев по воле Жеглова страдает за плохой характер — вдумайтесь только!

А у Вайнеров за фигурой доктора-интеллигента маячит 37-ой год. Невидимый, но осязаемый. И МУР, борцы за справедливость, — подразделение НКВД, на черных воронках, за «плохой характер», за то, что с «женщинами не смог разобраться», за то, что кому-то не понравился! Кстати, сколько Жеглову лет? Герою Высоцкого лет 35 — его профессионализм не вызывает удивления. Человек ни первое десятилетие работает в уголовном розыске. По роману же Шарапов и Жеглов почти ровесники. Последний старше всего на 3 года, ему 26 лет. Авторы не дают биографий героям. Можно только догадываться о семье Шарапова. В фильме, сцена с Шопеном и Муркой — честно сказать, всегда мне казавшаяся фальшивой, но зрелищной — намекает на его дворянское прошлое. По роману это незаметно. Да и сцены этой нет. Дворянской утонченности не чувствуется — скорее всего, честная рабочая семья, каких не мало. С принципами и человечностью. А вот Жеглов? Когда и где он успел освоить все тонкости преступной жизни? Откуда у него этот блатной лоск, когда он того хочет? Так и напрашивается вопрос, уж не в преступном ли мире вырос этот борец со злом. Бывает же такое, рос себе мальчик среди блатных, что-то произошло, опостылело ему все, перешел на другую сторону. Как в фильме «Отступники» с Дикаприо. Я понимаю, авторы имели в виду особую ситуацию. Война. В такие моменты все быстро взрослеют. Из Шарапова она военного офицера сделала, хотя в душе он совершенно мирный человек. Почему же Жеглову многому не научится? Да и характер у него для этого соответствующий. И что сверстники они почти — это тоже понятно. Чтобы добраться до истины должны конфликтовать люди одного поколения. И все же… Но, любом случае, позиция Жеглова — это взгляд на человека через маленькое окошко КПЗ. Он в отличие от Шарапова не задает вопросы, а радуется, что все камеры заполнены. И Левченко — Вайнеры сужают проблему до размеров одной личности — тому пример. Мотала судьба беднягу от таких вот жегловых к таким вот шараповым. По психологии одних — это конченый человек, бандит, который должен сидеть в тюрьме, а по психологии других — человеку всегда нужно дать шанс.

Вот есть там маленький такой момент. Зарисовка. Сцена, где Жеглов говорит Шарапову: «Единственный свидетель — это Фокс. Единственный и неповторимый. Для всех времен и народов. Возьмем его, тогда… (отпустим Груздева)». После этого они замолчали, недовольные друг другом. «В пепельнице лежали и дымились обе наши «нордины», и случайно залетевший сквозь окно лучик солнца пересекли две струйки дыма — одна ярко-голубая, плотная, другая светлая, почти прозрачная, — и я подумал: как странно, у двух одинаковых папирос дым совсем разный». Фильм не об этом…Думается мне, что человек с гражданской позицией должен был снимать фильм-рассуждение, а не историю погони за бандой. В фильме основной конфликт — совесть и честь с одной стороны и одержимость с другой — лишь слегка обозначен. Фильм о Жеглове, а не о Шарапове. Зрителям больше симпатичен опытный, разумный, даже страдающий Жеглов-Высоцкий. Личность актера смягчает нелицеприятные черты — «гений и злодейство две вещи несовместные!» А противостоит ему… молоденький фронтовик Шарапов. Что у него за плечами? Откуда он? Это не антипод сильному Жеглову, а его слабая тень. Блеклая и неубедительная. Это он пока спорит, понезнанию, потом успокоится. Но вся проблема в том, что диалоги-то не меняли! Они почти полностью перешли из романа в фильм. И то, что в романе имеет однозначно отрицательную оценку, в устах харизматичного Высоцкого становится чуть ли не правилами следственной работы. Мы не думаем над словами, мы их воспринимаем. А вместе с этим все то негативное, негуманное, с чем ведут борьбу авторы романа. Потому и методы Жеглова, эффектные и бравые, так хорошо прижились на нашей почве, и породили то, что и должны были породить — ментовской беспредел. А наши граждане, на вопрос каким они хотят видеть президента, отвечают, что похожим на Жеглова и Штирлица. То есть на преступника в погонах и на шпиона! Образованный, интеллигентный Груздев, отдавшей бывшей жене свою жилплощадь, до конца отстаивающий свою честь, никому не нравится!!! А вот если бы наоборот! Конкин — это Жеглов, а Высоцкий — Шарапов? А? Как бы все на место встало. Все-таки харизматичный герой должен быть на стороне добра. Не было бы, правда, такого яркого Жеглова. Да и Бог с ним! Не очень-то и хотелось.

Беда в том, что Высоцкому эта роль нравилась. Вайнеры изначально планировали на эту роль Шакурова или Губенко. Но Высоцкий, согласившись, что любой из этих актеров сыграет лучше него, сказал: «Вам не надо лучше! Вам надо, как я его сыграю!» Дальше сценарий фильма уже писался «под Высоцкого». Говорухина тоже предложил Высоцкий. И даже сам снимал несколько сцен, когда Говорухин был занят на других съемках.

В итоге, как-то странно получилось. Написали люди можно сказать эпохальный для этой страны роман. А вся страна уже какое десятилетие ловит банду, под руководством одиозной личности. Почитайте шесть правил Жеглова — волосы на голове встают от актуальности методов! В итоге все шароповы давно уже ушли из правоохранительных органов (самое время ставить в кавычки), поскольку не желают работать с жегловыми. И до Эры милосердия мы вряд ли доживем… Безусловно, нелепо и смешно обвинять в чем-то Высоцкого. Его актерская мощь требовала отрицательной роли, потому что она интереснее, богаче, многограннее, больше запоминается. И уж если кто и стоит у истоков подмены, так это сами Вайнеры. Их роман, их сценарий! Но сложно быть еще и дальновидными, когда есть заказ на фильм и играть в ней захотел один из лучших актеров современности. Все увлеклись… А в итоге обаятельно-отрицательный Жеглов Высоцкого сместил у большинства зрителей систему ценностей. Настолько, что спустя несколько лет его выберут президентом. Вкупе со Штирлицем. И теперь только жегловская мораль на службе у государства. У груздевых нет шансов… Потому что они всегда имеют свою точку зрения и кому-то не нравятся. А у каждого, говорил Жеглов, есть грех. Наказание без вины не бывает! Кто с женщинами разобраться не может. Кто с нефтью…

Получать обновления:



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

:) :-( more »