19 СенНОСТАЛЬГИЯ


Бываем ли мы когда-нибудь довольны погодой? Если бы кто-то там наверху подумал о том, как помочь нам, человеческим особям, согреться и охладиться, дан был бы другой «волосяной» покров. Такой же, как у всех обитателей этой планеты. Зачем нам наши волосы? «Шерсть» у нас растет в самых нелогичных местах. Очень ли греют волосы в подмышках и на лобке? И даже те, кто имеет растительность на теле, разве может положиться на нее в мороз?Наши волосы выполняют явно какую-то другую биологическую функцию… Копыта, ороговелости… Наши ступни! Они совершенно беззащитны перед этой почвой. Мы ходим и плаваем настолько медленно, что даже водяные черепахи и сухопутные кузнечики обгоняют нас. Цену хождение на двух ногах мы хорошо понимаем  во второй половине жизни — и наша спина неуклонно стремится принять более комфортное горизонтальное положение. Мы слышим в несколько раз хуже, чем все представители этой фауны. Наш нос годен только для насморка. Мы видим, совсем не то, что видят все, на этой планете. У нас настолько другое зрение, что мы не можем поделиться радостью телевидения с живущей рядом собакой. И музыка, от которой мы плачем или пляшем, для них… даже не звуки. У нас нет хвоста! А почти все, кто живет здесь, имеют его! Зато всех нас без исключения завораживает вид звездного неба… И иногда, во сне, нам, бескрылым, удается почувствовать счастье невесомости! Дарвин говорит, что мы произошли от обезьян… Где же эта голая, плохо слышащая, плохо нюхающая, бесхвостая, мечтательная обезьяна с нежными ногами, которая может рожать себе подобных исключительно с акушером? Я думаю … на другой планете! Там, где всегда тепло. И почва, как мягкий упругий ковер. Где не нужны одежды и сандалии. Где земное притяжение значительно слабее, а атмосферное давление ниже настолько, что вес тела почти не ощущается. И можно передвигаться, как кенгуру. Прыжками. Толчок и… полет. Высоко и далеко! Здесь, на Земле, для подобия такого полета, необходим шест. Как Исинбаевой или Бубке. А там…  попробуй, кенгуру, догони! Там не нужен хвост – вместо него есть руки. В разряженном воздухе достаточно лишь слегка пошевелить пальчиками, чтобы изменить траекторию. Запахи и звуки разносятся в разряженном воздухе легче, а потому они острее и насыщеннее. И роды при низком атмосферном давлении происходят гораздо проще… И кровососущие насекомые не терзают там наше нежное безволосое тело… Где она, наша родина? Наш потерянный рай. Из которого изгнаны или переселены для великого эксперимента? А, может быть, наших далеких предков погубила любовь к полетам. И их корабль сломался на этой земле? Здесь все по-другому… По-другому едят и пьют. По-другому радуются и страдают. По-другому мыслят и говорят. Здесь другие жизненные ценности. Другие приоритеты. У каждого здешнего существа, будь то бабочка или бизон, есть определенная программа жизни. Некий алгоритм, который позволяет выжить и им, и планете, на которой живут. Они принимают свой мир таким, какой он есть. Не задумываются о смысле жизни, поскольку точно знают, в чем он. Они живут ради того, чтобы их потомки продолжали так же безмятежно и счастливо жить на этой планете и через сотни миллионов лет. Банальность, с точки зрения наших философов. Мы здесь чужие… И в  наших душах оттого нет гармонии и покоя. Мы не умеем, подобно земным жителям, радоваться тому, что есть. И вечно мечтаем о том, чего никак не может быть… И глядя на то, как мы живем на этой планете, у ее законных обитателей неминуемо должен возникнуть вопрос: «А думают ли эти существа, которые расплодились здесь, как кролики в Австралии, не встретив естественных врагов?» Но… Здешние жители не ведут дискуссий. Они просто живут, пытаясь встроить нашу замороченную инопланетную сущность в свою разумную земную  жизнь.

Получать обновления:



2 ответов к записи “НОСТАЛЬГИЯ”
  1. Согреться или охладиться — нам не нужен волосяной покров. Нам нужно быть и встать на свое место. А наше место вращать своими ногами под собой планету, планету без границ, на широтах где температура медленно колеблется в районе температуры нашей крови.

    Волосы в подмышках, и на лобке, они не для согрева — они для того чтобы смягчать трение там, где оно может происходить.

    То что на голове, это продукт работы мозга, и одновременно то, посредством чего мы ловим мысли из более октавного ментального мира. Когда желудок просит пищи — мозг тоже просит пищи, но продукты его потребления — это метальная энергия. Когда же из вас выходит капсула из кишок. Из головы и после «поедания» мысли, растет росток. И это тот самый волос, функция которого, выполнять не одну сотню функций в теле человека. Это и защита мозга от перегрева или от охлаждения, если вы слишком будете заступать за края дозволенного вам климатического коридора. Где по иерархии небес, вам и уготовано было стоять или медленно перемещаться, медленно без рывков перемещаться по Планете вдоль параллели своей, немного варьируя чуть-чуть и широтой координатой чуть играя . Это и есть ваше «место» — непрерывное движение под солнцем, без границ.

    Снимите обувь и за сезон, вы получите необходимую крепость своих ступней, а в обуви вы получите лишь плоскостопие и различные уродства. Ступня она живая. И ищет тоже она свободы, но мы считаем все иначе.

    Ступню считаем нашей. Но она не наша, а для нас живет своей нехитрой жизнью. Она просит тоже влаги, соли и песка, глины или камней. Тоже хочет греться или остужаться иногда. А мы ее в темницу, где она не может даже, сбросить все то, что мы называем потом ороговевшей кожей. Которая лопаясь и высыхая, наконец приводит к шпорам и всяким пакостям вонючим. Так гниет белок, который мы кушаем из того, что нам не положено вовсе «кушать» При не контактах и при отсутствии трения с землей, все это копится годами.

    И так далее……..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

:) :-( more »